01:25 01 Мая 2017
Прямой эфир
Кантемировы

Маирбек Кантемиров: в нашей семье традиции не мешают прогрессу

Из архива фамилии Кантемировых
Аналитика и Интервью
Получить короткую ссылку
34950

Родоначальник великой цирковой династии Алибек Кантемиров впервые вышел на сцену 11 февраля 1907 года. Для этого джигиту потребовалось сначала выполнять "черную" работу. Но однажды он ступил в манеж цирка, и вот уже третье поколение семьи трудится над созданием уникальных и неповторимых шоу с лошадьми.

Внук Алибека Кантемирова Маирбек рассказал о прошлом, настоящем и будущем династии в интервью корреспонденту Sputnik Южная Осетия Алане Сабеевой.

Продолжение, начало здесь

—  Ваш отец и ваши дяди очень рано начали выступать, да и для вас, я предполагаю, фраза "детство в манеже" имеет особое значение. Как вы начали выступать Поделитесь воспоминаниями из детства. Первое выступление, может быть, есть какие-то трюки, которые были для Вас особенно сложными?

— Практически всех детей сажают на лошадь, но это ведь еще ничего не значит. Задачи обязательно меня посадить на лошадь не было. Отец не рвался сделать из меня трюкача-наездника. Но в 9-10 лет я уже репетировал, когда приезжал к родителям на каникулы. Отец устраивал мне репетиции в шесть утра.
Когда я сказал отцу о своем желании работать в труппе, он предложил хорошо это обдумать. Я начинал, как простой служащий. Он выдал мне лошадь. Она всегда должна была быть чистой. Отец проводил рукой, проверял чистая она или нет. Он был очень требовательным. Каждое утро начиналось с того, что нам объяснялось, как надо работать.

В 14 лет я начал свою официальную трудовую деятельность. Выступать я начал практически сразу. Первое выступление свое я не помню, оно было в одном из городов Советского Союза. Но я помню, что первое место, куда я приехал устраиваться на работу был — Ростов.

Алибек Кантемиров
Из архива фамилии Кантемировых
Кантемировы

В больших труппах не так много солистов, которые исполняют все трюки. Сложнейший трюк Алибека, во время которого дед пролезал между ног лошади и поднимался на круп, он показывал, по словам родителей, около двух лет, коню было тяжело, у деда были травмы. У меня работает очень хороший джигит в труппе Казбек Эристов, который начал повторять этот трюк на небольшом ходу.

—  У вас был выбор, продолжать работать с лошадьми или выбрать другую стезю. Почему вы решили продолжить дело отца и деда?

— Я поработал с джигитовкой, потом стало интересно двигаться дальше. Смотрю, все десятки лет скачут в папахах. А в искусстве все растет, все меняется, поэтому и конному цирку нужно было идти вперед, работать над эстетикой. Меня всегда интересовал шоу-бизнес с точки зрения, что показывают нового и необычного. Я везде ходил, смотрел. Я не мог себе позволить остаться на уровне "джигита". Одним трюком без зрелищности в мировой высшей лиге не удержишься. Нельзя жить старыми заслугами, каждые 2-3 года надо все начинать по новой. Сценарий, постановка, свет, музыка…

—  Лошадь одно из самых благородных животных, но оно порой капризно в своем поведении. Как угадать, что это тот самый жеребенок для выступлений, который сможет выполнять трюки?

— По поведению лошади в деннике во время осмотра сразу бывает заметно, подходит она или нет. По глазам бывает видно. Конь может быть близоруким, и он будет пугаться на арене. Потом мы его выводим, начинаем смотреть экстерьер. Зачастую рабочие лошади, безотказные в плане работы, не так красивы. Лошадь должна быть и красивой, и характер у нее должен быть хороший покладистый. Скакуны, которые выглядят шикарно, в работе очень тяжелые. Приходится уравновешивать одно с другим.

—  Насколько важна породистость и родословная коней? Есть ли такие династии коней?

— Я стараюсь брать коня года в три, когда он только сформировался. В пять-шесть лет у коня уже могут быть травмы от предыдущих владельцев, или он уже к чему-то приучен. У разных пород свои составляющие и по энергетике, и по строению тела. Разные породы несут за собой свои нюансы. Ахалтекинцы, арабы — с ними тяжелее, они более нежные, иногда с дурным характером. Асуан был арабом, довольно непредсказуемым, как избалованный ребенок. Но он был не для джигитовки, отец выступал на нем выездку. Главное — ровная психика. Спектакль состоит из разных картинок — каждому коню своя роль.

—  У вас в цирке выступают только кони? Почему? Кобылы капризнее и более непредсказуемы?

— Так сложилось, что мы не берем кобыл. У нас в основном работает мужской состав. Кобылы обычно идут на воспроизводство. Приходит время, когда у лошадей начинает гулять кровь, и их лучше не держать вместе. Как-то мы выступали в Южной Корее, там мы работали на их лошадях с одними кобылами, они даже спокойнее были.

—  У вашего отца был любимый конь Атлас, тот самый который сыграл Буяна в "Смелых людях", после завершения карьеры отец забрал себе Асуана, Вадим Цаликов даже снял документальный фильм об этой любви и привязанности. Не чувствуют ли другие животные таких вот любимчиков, не ревнуют ли?

— Фильм у Вадима получился талантливый. Думаю, что у каждого джигита в труппе есть свои любимчики, Не хочется развенчивать мифы, но собаки более чувствительны, и интеллект у них гораздо живее. Собаку дрессировать проще. Лошадь сложнее воспринимает. У отца было много любимых лошадей. Асуан был последним. Терек дожил до 30 лет. Конечно, есть кони, которые у меня вызывают особую любовь и уважение, как правило, они надежные, крепкие и добросовестные в работе.

Алибек Кантемиров
Из архива фамилии Кантемировых
Кантемировы

—  У вас в семье лошади долго живут от особого отношения к ним?

— Да, бережем, жалеем. У нас это как-то передается. Лошадь — это животное, наш меньший брат. Нужно понимать, как своим интеллектом подвести, подготовить к какому-то трюку, а не бить ее. Наказывают от недостатка профессионализма и ума.

—  Шоу "Скифы" было очень популярно в Англии, в Канаде у вас с успехом прошла постановка "Avaia". Почему они были поставлены за границей, и так и не доехали до России?

— Знаете, там больше уважают. Когда за границей инвесторам показываешь резюме, они проверяют, а потом начинают полностью доверять. В Канаде довольно долго рассматривали предложение по проекту, но когда увидели документы, поговорили со мной, узнали, кто мы, они даже не вмешивались в процесс подготовки. Они понимают, во что они вкладывают деньги. В России же даже в искусстве действует система "купи-продай".

Я в данный момент не цирковой артист Я от этого отошел, и едва ли буду что-то делать в 13-ти метровом манеже. У меня немного другие масштабы в голове. Я занимаю другую нишу — театрализованные зрелища с участием лошадей. Это мульти культурные спектакли для них нужно пространство, в котором можно создать определенную атмосферу.

Алибек Кантемиров
Из архива фамилии Кантемировых
Кантемировы на арене

Шоу "Скифы" я создал в России, я тогда работал в цирке Никулина, поставил там аттракцион. Я изучил историю, отмел ненужные для зрителей моменты, немного приукрасил.
У скифов очень богатая эстетически культура, если взять даже доспехи. Англичане любители истории, поэтому скифская мистика им была очень интересна. Мы в некоторые города по два-три раза заезжали. Мы выступали во втором отделении, по сути шоу держалось на нас, потому что состав первого отделения менялся раз пятнадцать за четыре года.

Потом я уехал делать спектакль "Avaia" на Ниагаре. В Канаду нас до сих пор приглашают. Экс-мэр города приходил к нам несколько раз, новый глава города тоже видел наше представление. Сами канадцы предлагали сделать постановку про индейцев, но после того как я объяснил им свою идею и доказал ее маркетинговую привлекательность, они согласились, что это будет лучше. Полный формат это исторические интерпретации в двухчасовом шоу. Я провел через шоу менталитет нескольких цивилизаций.
Я взял какие-то мифологические и религиозные соображения нескольких народов и вынес их в цирк.

Я привык отвечать за каждую деталь в спектакле: свет, музыка, костюмы, сама постановка. В ней все должно быть гармонично. Я создаю цельную картину, чтобы зритель попадал в свой особенный мир, сказку, отключаясь от действительности.

—  Поделитесь своими планами?

— У меня всегда было желание сделать шоу для больших дворцов спорта. Сейчас есть очень масштабный проект. Зритель будет удивлен. Аналогов пока нет. Я занимаюсь непростыми переговорами с инвесторами, их, вероятно, будет несколько. Проект я начал готовить еще три года назад, но из-за кризиса процесс притормозился. За рубежом уже есть люди, которые заинтересованы в этой постановке, но хотелось бы поработать в России. Тема шоу будет интересна всем, в том числе и в Осетии, там поднимаются различные исторические пласты.
У нас в стране сложно делать такие постановки, потому что когда хочешь что-то масштабное создать, люди не понимают и не видят задачи. Все стараются сделать за счет государства. Схемы освоения наработаны.

—  Как вы подбираете актеров?

— Есть исполнители, с которыми мы работаем постоянно. Это мульти-исполнители, они могут все: и на ремнях летать наверху, и джигитовку делать, и акробатические трюки прыгать, и станцевать. Они и актерски отрабатывают.

—  Конный театр "Нарты" в Осетии практически перестал существовать. Почему важно сохранить славные традиции?

— Я ничего не могу сказать о театре "Нарты", но когда создается какой-то проект, надо понимать для чего он создается, и кто его будет вести. У театра "Нарты" должна была быть конкретная задача: с одной стороны — надо сохранить определенные осетинские традиции, а с другой — надо двигаться и быть запрошенным, держать уровень. Если есть помощь от республики, то при выездах можно отрабатывать эти деньги и тратить их на развитие, а совершенствоваться нужно постоянно. Лучшие зарубежные промоутеры берут только то, что соответствует высокому мировому уровню. Если ты представляешь серьезный проект, то разговариваешь с ними на равных, а не просишься в наем на заработок.

Должна быть логистика у проекта. Если есть и будет человек, который поведет этот театр, то должен быть, так сказать, культурный бизнес-план с пониманием того, для кого и для чего это делается, кому и где будет показан этот спектакль. Такой проект можно вывести на определенный уровень. Его нужно вести постоянно, менять и развивать его, чтобы его покупали, проявляли к нему интерес. Достойно нести флаг Осетии.

Джигиты Али-Бек под руководством заслуженного артиста Осетии Маирбека Кантемирова
© Sputnik / Дмитрий Коробейников
Джигиты "Али-Бек" под руководством заслуженного артиста Осетии Маирбека Кантемирова

Республика маленькая, каждый день ходить и смотреть один и тот же спектакль никто не будет. Либо театр сидит на бюджете республики, только для того чтобы люди помнили, что у нас есть какая-то традиционная культура. Но ведь хочется развития, не быть законсервированным и существовать не только в пределах одной республики. Нужно быть понятным и нравиться не только одной категории общества.

—  Что для вас значит род, семья, династия? Ставите ли вы в один ряд эти понятия?

— Для нас эти понятия неразделимы. Это тот мир, в котором мы живем, поэтому работа, создание чего-то, быт, передвижение, все в этом само собой получается. Это состояние души. У нас вся жизнь проходит в этом. В нашем мире Кантемировых традиции переплетены с прогрессивным искусством, и одно другому не мешает.

—  Каким вы видите будущее династии и хотели бы его видеть?

— Ничего нового я не скажу, но, если в стране будет все нормально, и у определенной категории людей совесть начнет преобладать над корыстью, то будет легче всем. Давайте не будем загадывать наперед. Я свое дело делаю. Не берусь за работу только ради заработка. Всегда хочется привнести что-то свежее. Да, в процессе встречаешься с завистью и противостоянием, но мы идем вперед. Главное развиваться и расширять рамки фамилии.

—  Считаете ли вы Осетию Родиной?

— Я вижу Осетию одним целым с Россией, мне нравится жить и работать здесь. У меня нет цели постоянно гастролировать за рубежом, мне предлагали получить второе гражданство. Все мои проекты там складываются обстоятельствами. С одной стороны, приятно, что нас так радушно принимают за границей, но если дома у нас будет хотя бы какая-то поддержка, а не сплошное преодоление трудностей, мы с удовольствием будем радовать нашего зрителя.

Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Минлесхоз представил на выставке Охота и Рыболовство колбасу из бобрятины

    В Беларуси выпустили первую партию колбасы из бобра, но, как выяснилось, мяса грызуна в ней не так много.

  • Анатолий Бибилов на собрании в честь образования Погрануправления ФСБ РФ в РЮО

    Российские пограничники отметили 8-летие образования Пограничного управления ФСБ Российской Федерации в Республике Южная Осетия.

  • Игроки сборной Казахстана по хоккею

    Курсирование между высшим и первым дивизионом чемпионата мира по хоккею стало сборной Казахстана нормой. В этот раз опять мимо элиты.

  • Президент РМ Игорь Додон

    Президент Молдовы намерен заблокировать обнародование принятого парламентом закона о праздновании Дня Победы вместе с Днем Европы.

  • Узбекские военные

    Вооруженные силы Узбекистана занимают 48 строчку в мировом рейтинге Globalfirepower, оставаясь самой мощной армией Центральной Азии.

  • Стелмужский дуб, архивное фото

    Камни и деревья пополнили список природного наследия Литвы. Всего таких объектов более 600.

  • Работа отделения погранконтроля Мамоново-Автодорожное в Калининградской области

    Никаких туристических сборов на границе Абхазии нет – лишь 60 рублей регистрационного сбора и 30 рублей курортного.

  • Игроки сборной Казахстана по хоккею

    Курсирование между высшим и первым дивизионом чемпионата мира по хоккею стало сборной Казахстана нормой. В этот раз опять мимо элиты.

  • Порт Палдиски

    Представители транспортного сектора Эстонии вернулись с выставки "ТрансРоссия" и в стране начали переосмысливать транзитный потенциал.