01:25 01 Мая 2017
Прямой эфир
Сергей Маркедонов

Южная Осетия - Абхазия: весенний синдром политического обострения

© Sputnik / Facebook
Аналитика и Интервью
Получить короткую ссылку
Выборы в Южной Осетии 2017 (166)
49353

Сергей Маркедонов о ситуации в Абхазии и Южной Осетии, где в марте-апреле пройдут парламентские и президентские выборы

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ — для Sputnik

В Абхазии и Южной Осетии активно разворачиваются избирательные кампании. В первой из республик 12 марта пройдут парламентские выборы, а во второй 9 апреля будут избирать президента. При этом в Южной Осетии параллельно с определением кандидатуры ее будущего лидера состоится референдум. На всенародное обсуждение будет вынесен вопрос о переименовании республики в Аланию, хотя если эта инициатива получит поддержку избирателей, прежнее название будет равнозначно новому.

Эти реки не повернуть вспять

Парламентские и президентские выборы имеют свои многочисленные нюансы. Существенные различия присутствуют и в политической повестке двух республик. Если в Южной Осетии активно обсуждаются различные стратегии объединения с Россией, то абхазские политики (и провластные, и оппозиционные), выступая за теснейшую интеграцию с РФ, видят перспективу в реализации собственного национально-государственного проекта. Однако у предстоящих абхазских и югоосетинских выборов есть немало и общих черт.

Долгие годы внутренние процессы в двух республиках были предметом для изучения лишь узкой группы специалистов. Для СМИ, политиков и экспертов Абхазия и Южная Осетия были, прежде всего, участниками двух этнополитических противоборств, а также территориями российско-грузинского противостояния, в котором официальный Тбилиси (особенно после прихода к власти Михаила Саакашвили) последовательно поддерживался США и Европейским союзом. На протяжении полутора десятков лет существовала угроза разморозки конфликтов.

После того, как при решающей роли Москвы в 1992 году были достигнуты соглашения о прекращении огня в Южной Осетии и в 1994 году — аналогичные договоренности по Абхазии, периодически наблюдались попытки силового слома статус-кво. Так было в мае 1998 года в Гальском районе, осенью 2001 года в Кодорском ущелье, в мае-августе 2004 года в Южной Осетии, после чего урегулирование конфликта было фактически обращено вспять и, напротив, была проторена прямая дорожка к будущей "пятидневной войне" 2008 года. В тех условиях абхазские и югоосетинские выборы были, скорее, символическими акциями. Это были сигналы во внешний мир: мы существуем, несмотря на отсутствие признания и ясности относительно нашего статуса.

После того, как Россия признала независимость двух республик ситуация значительно изменилась. Речь, конечно, не идет о полном урегулировании конфликтов, поскольку таковое предполагает нахождение компромисса между всеми основными участниками и заинтересованными сторонами. Пока же нет никакого сомнения в том, что в марте и в апреле нынешнего года официальный Тбилиси и его западные союзники "выразят озабоченность" в связи с "незаконными выборами на оккупированных грузинских территориях". При этом их не будет интересовать ни высокая степень конкуренции, ни внутренние разногласия кандидатов, ни жаркие споры между властью и оппозицией, как и попытки достижения компромиссов между ними. Однако какую бы позицию не занимали грузинские власти, а также представители Вашингтона и Брюсселя, в нынешних обстоятельствах они не стремятся вернуть ситуацию к точке 2008-го и уж тем более 1991-1992 годов.

Эти гонки станут важным испытанием

Угроза военно-политической разморозки по прежним образцам в Абхазии и в Южной Осетии сегодня представляется маловероятной. Россия выступает надежным гарантом безопасности двух республик, хотя относительно качества и темпов социально-экономического восстановления существуют разные и порой чрезвычайно критические мнения. Как бы то ни было, но в новых условиях Абхазия и Южная Осетия рассматриваются уже не только и не столько в контексте двух конфликтов, а как образования, сосредоточенные на внутреннем развитии, то есть том вопросе, который долгие годы был приоритетом для тамошних политиков и гражданских активистов.

Цель, которая ставилась в 1990-е годы, считается достигнутой (вне зависимости от мнения по этому поводу внешних игроков), на первое место выходит вопрос качества достигнутого самоопределения. И здесь, оказывается, впереди, много сложных и нерешенных задач.

В условиях маленьких республик дистанция между властью и социумом невелика, а возможности для общественной мобилизации в случае недовольства политикой руководства, напротив, весьма высоки, что уже не раз демонстрировала постсоветская история Абхазии и Южной Осетии. Начавшиеся избирательные гонки станут для двух республик важным испытанием.

В югоосетинском случае это будут первые президентские выборы после кампании 2011 года, приведшей к сложнейшему внутриполитическому кризису. Важно показать (не внешнему миру, а, прежде всего, самим себе), что уроки прошлого усвоены, и поступательное развитие Южной Осетии важнее, чем извлечение сиюминутной выгоды и попадание на верхние этажи власти любой ценой.

В случае же с Абхазией выборы будут проверкой того соглашения, которое было достигнуто в канун нового года между президентской командой и оппозицией. Тогда этот результат дался с трудом, вехами на пути к нему были несостоявшийся референдум и череда массовых акций до и после него.

И в Абхазии, и в Южной Осетии есть проблемы с обеспечением доверия власти. Нет и политика-монополиста, чье влияние принималось бы безоговорочно подавляющим большинством. В югоосетинской президентской гонке, по мнению многих экспертов, определились два фаворита — действующий глава государства Леонид Тибилов и спикер парламента — Анатолий Бибилов. Однако помимо них есть и другие кандидаты, не желающие играть роль статистов (Алан Гаглоев, Алан Козонов).

В Абхазии же, по словам сухумского публициста Виталия Шария, парламентские выборы, "обещают быть самыми конкурентными за всю ее историю". О своих депутатских амбициях заявили многие известные в республике политики, такие как бывший глава МИД Абхазии, участник Женевских консультаций по безопасности на Южном Кавказе Вячеслав Чирикба, бывший премьер-министр Леонид Лакербая, экс-глава абхазского Центризбиркома Батал Табагуа. Свои планы баллотироваться обозначил и Аслан Бжания, сопредседатель Блока оппозиционных сил, главный конкурент действующего президента Рауля Хаджимбы по досрочным выборам в августе 2014 года. Тогда он занял второе место, набрав порядка 36% голосов.

Одной из главных интриг абхазской и югоосетинской кампаний стало возвращение в политику двух «тяжеловесов», экс-президентов Александра Анкваба и Эдуарда Кокойты. Оба бывших лидера республик покинули свои посты при сложных и противоречивых обстоятельствах. Анкваб ушел в отставку на фоне массовых протестных акций, а Кокойты, хотя формально оставил кресло по истечении положенных двух легислатур, делал это на фоне масштабного кризиса, к развитию которого сам приложил руку. Но сегодня оба недвусмысленно обозначили свои амбиции. В случае с Анквабом будет предпринята попытка избрания в парламент, чтобы затем попробовать взять следующий рубеж — пост спикера. Планам Кокойты мешают конституционные ограничения (так называемый "ценз оседлости"), однако судя по всему, он не намерен прекращать борьбу.

Россия как гарант не только безопасности

В данной ситуации взоры многих обращены к России. Правда, надежды с ней связываются разные. Для одних было бы благом получение административной или пиаровской поддержки, для других, напротив, предпочтительна некоторая отстраненность, а для третьих — готовность Москвы к "смене вех" и "смене лиц". Но при всем различии политических мотиваций в РФ по-прежнему видят потенциального эффективного арбитра, способного помочь в сложных ситуациях распутать политические узлы. И при таком запросе крайне важно обеспечить качественный ответ.

Абхазия и Южная Осетия — это две республики, сделавшие пророссийский выбор. Они не участвуют в каких-то международных интеграционных проектах, а их признание в мире крайне ограничено. Но это не означает, что за положением дел там не наблюдают, именно с точки зрения понимания качества российского участия в общественно-политических и экономических процессах. Таким образом, мирный исход выборов, формирование эффективных управленческих моделей и быстрейший переход из фазы восстановления в фазу развития также будут рассматриваться как доказательства российских успехов или, напротив, неудач, и влиять на отношение к проектам под эгидой Москвы в будущем.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Темы:
Выборы в Южной Осетии 2017 (166)
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Минлесхоз представил на выставке Охота и Рыболовство колбасу из бобрятины

    В Беларуси выпустили первую партию колбасы из бобра, но, как выяснилось, мяса грызуна в ней не так много.

  • Анатолий Бибилов на собрании в честь образования Погрануправления ФСБ РФ в РЮО

    Российские пограничники отметили 8-летие образования Пограничного управления ФСБ Российской Федерации в Республике Южная Осетия.

  • Игроки сборной Казахстана по хоккею

    Курсирование между высшим и первым дивизионом чемпионата мира по хоккею стало сборной Казахстана нормой. В этот раз опять мимо элиты.

  • Президент РМ Игорь Додон

    Президент Молдовы намерен заблокировать обнародование принятого парламентом закона о праздновании Дня Победы вместе с Днем Европы.

  • Узбекские военные

    Вооруженные силы Узбекистана занимают 48 строчку в мировом рейтинге Globalfirepower, оставаясь самой мощной армией Центральной Азии.

  • Стелмужский дуб, архивное фото

    Камни и деревья пополнили список природного наследия Литвы. Всего таких объектов более 600.

  • Работа отделения погранконтроля Мамоново-Автодорожное в Калининградской области

    Никаких туристических сборов на границе Абхазии нет – лишь 60 рублей регистрационного сбора и 30 рублей курортного.

  • Игроки сборной Казахстана по хоккею

    Курсирование между высшим и первым дивизионом чемпионата мира по хоккею стало сборной Казахстана нормой. В этот раз опять мимо элиты.

  • Порт Палдиски

    Представители транспортного сектора Эстонии вернулись с выставки "ТрансРоссия" и в стране начали переосмысливать транзитный потенциал.