07:10 22 Февраля 2017
Прямой эфир
Геворг Мирзаян

Назад к России?

Из личного архива Г.Мирзаяна
Аналитика и Интервью
Получить короткую ссылку
118931

Спустя 25 лет после выхода из-под российского крыла, страны бывшего СССР снова туда стремятся, замечает Геворг Мирзаян

Геворг Мирзаян, политолог, доцент Финансового университета при правительстве РФ — для Sputnik

После ликвидации СССР его республикам предстояло реализовать сложнейшую задачу — создать национальные государства. При этом значимая история государственности была лишь у четверых — России, Армении, Грузии и Литвы. Большинство остальных впервые получили независимость в пределах действующих границ лишь четверть века назад.

Сейчас можно сказать, что все страны более-менее справились с поставленной задачей и смогли создать действующие национальные государства. Вот только их ставка на безусловную независимость не сыграла, да и не могла сыграть в столь сложном и турбулентном регионе, как постсоветское пространство.

К тому же мировые тенденции регионализации и интеграции не прошли стороной и страны СНГ — в них тоже появился запрос на участие в наднациональных проектах, особенно в области экономики и безопасности. У них был выбор между российскими проектами (Евразийская интеграция и ОДКБ) и европейскими (ЕС и НАТО). И вот тут сложилась очень интересная ситуация — большинство стран провозгласили евроатлантические стремления, однако ни у кого, кроме Балтии, эти стремления не привели к успеху. И поэтому сейчас, 25 лет спустя после выхода из-под российского крыла, они снова туда стремятся.

Свои рынки

Еще недавно казалось, что евроатлантический курс развития является лучшим способом «выйти из совка в люди», стать членом европейской семьи и автоматически решить все проблемы экономики. Однако сейчас даже незрячие увидели, что европейские ценности — это лишь красивый фантик, на который покупаются те, кто ни разу не пробовал саму конфетку. Распробовавшие уже не просто разочаровались — они начинают от него отказываться (см. Брекзит, а также потенциальный Некзит, Фрекзит и Итекзит), выбирая вместо этого старую проверенную печеньку национальных интересов.

Максимум, что готов предложить ЕС — минимальный допуск на европейский рынок при параллельном полном открытии рынка для европейских товаров. Причем попытки переориентировать собственные производства на европейские рынки практически бессмысленны — в ЕС совершенно иные стандарты (переоборудование под которые требует огромных средств и вложений), а также серьезнейшая политика протекционизма.

Неудивительно, что со временем большая часть постсоветских стран начала разворачиваться назад к России и приняла участие в российском проекте евразийской интеграции. Причин тому множество.

Во-первых, это теснейшие экономические связи. И дело тут не только в трудовых мигрантах, которые работают в России, а на их деньги живут семьи дома. Абсолютное большинство государств бывшего СССР продолжают зависеть от российского рынка, а некоторые попросту не могут существовать без него.

Во-вторых, это социально-культурные связи. Несмотря на десятилетия развития местного национализма на постсоветском пространстве до сих пор ощущается присутствие «русского мира». Практически во всех странах продолжают смотреть российские телеканалы (если их, конечно, не запретили), а без знания русского языка местной молодежи сложно найти хорошую работу. Да, это, скорее, остаточное культурное наследие, но это базис для реальной интеграции.

По сути, на сегодняшний день главный вызов евразийскому проекту идет не со стороны Евросоюза, а от отсутствия внятной стратегии развития. Например, выбора между экстенсивным и интенсивным вариантом ЕАЭС. Ряд российских (и не только) чиновников агитируют за первый, призывая включить в процесс евразийской интеграции максимальное число постсоветских стран, даже если они к этой интеграции пока не готовы. Однако в этом случае проект рискует повторить ошибку ЕС (надорвавшегося, напомним, после вхождения десятка восточноевропейских государств).

Альянсу не интересно

Не менее важным вопросом для стран региона является безопасность. Прежде всего, от внешних угроз.
Страны Средней Азии все последние десятилетия живут под Дамокловым мечом вторжения из Афганистана (и иногда этот меч опускался), Армения опасается Турции, Азербайджан — Ирана, а Белоруссия — попыток НАТО решить вопрос с "последним диктатором Европы". Однако куда более серьезные риски, по мнению всех государств, исходят от их внутренних конфликтов или же от соседей.

На первый взгляд, у всех есть выбор метода обеспечения коллективной безопасности — они могут либо войти в западный проект (НАТО), либо отдать предпочтение российскому (ОДКБ). Однако, при ближайшем рассмотрении выясняется, что альтернативы нет.

Возможности НАТО по защите тех стран постсоветского пространства, которые не стали членами альянса, вызывают большое сомнение. Во-первых, потому что входящие в НАТО государства не готовы посылать солдат на защиту далеких и мало кому известных среднеазиатских или даже южнокавказских стран — операция в Ливии (куда более близком и важном для ЕС государстве) показала уровень решимости альянса. Именно поэтому ряд среднеазиатских государств плюс Армения сделали выбор в пользу ОДКБ, а неприсоединившиеся пока страны (Азербайджан и Узбекистан) тоже склоняются к московскому проекту коллективной обороны. Войти туда Баку мешает конфликт с Ереваном, а Ташкенту — действующая доктрина нейтралитета.

Что же касается Грузии, Молдавии и Украины, то эти страны не хотят входить в ОДКБ в силу страхов перед Россией (хотя концепция связывания потенциального агрессора обязательствами в рамках общей системы коллективной безопасности была бы весьма интересной).

Проблема в том, что и в НАТО их не ждут. Формально, конечно, им туда путь не заказан (а определенные силы на Западе, заинтересованные в обострении конфликта с Москвой, регулярно рождают заявления из серии "вам бы только день простоять да ночь продержаться, а потом вы в НАТО"), однако де-факто альянс не готов брать на себя обязательство вступить в конфликт с Москвой из-за ошибок элит постсоветских стран образца августа 2008-го. До тех пор, пока существует конфликт на Донбассе, непризнание независимости Южной Осетии и Абхазии, а также проблема Приднестровья, эти страны в НАТО не войдут. И в итоге получается, что они вообще вне всяких систем коллективной безопасности.

В Грузии и Молдавии уже осознают сложившуюся коллизию и ищут из нее выход, однако на Украине понимания пока не наблюдается. Даже несмотря на заявления европейцев и американцев из серии "вы сами по себе", украинская власть пытается убедить население, что Запад поддерживает Киев в борьбе против "российской агрессии". Изменить эту ситуацию может только тотальное разочарование украинского населения в последствиях Майдана. И, судя по глубине и остроте этих последствий, ждать осталось недолго.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.