12:58 11 Декабря 2016
Прямой эфир
Выборы президента Южной Осетии

День выборов

© Sputnik / Михаил Мокрушин
Аналитика и Интервью
Получить короткую ссылку
54561

Когда пройдут выборы президента Южной Осетии, еще не решено, Юрий Вазагов рассматривает две допустимые законодательством даты.

Эксперт Юрий Вазагов специально для Sputnik Южная Осетия

Жители Южной Осетии с интересом ожидают официального объявления старта предвыборной кампании, пытаясь спрогнозировать, кто будет баллотироваться на пост главы государства, сколько всего будет кандидатов и, конечно же, у кого больше шансов добиться успеха.

Между тем, если применить сослагательное наклонение, столь нелюбимое многими исследователями истории, то возможно граждане республики уже знали бы имя победителя выборов, либо готовились ко второму туру, если бы не кое-какие форс-мажорные обстоятельства в новейшей истории Южной Осетии.

Осенний марафон

Дело в том, что до 2012 года все президентские выборы в РЮО проходили в ноябре месяце. Согласно законодательству Южной Осетии, в первую очередь Закону "О выборах президента РЮО", выборы назначаются на второе воскресенье того же месяца, в котором они прошли в предыдущий раз. В связи с тем, что первые президентские выборы в республике, после смены формы правления с парламентской на президентскую, состоялись 10 ноября 1996 года, то и все последующие массовые походы избирателей по этому поводу к урнам для голосования, решением парламента РЮО назначались на ноябрь.

Выборы — 1996

Первым президентом РЮО, как известно, стал Людвиг Чибиров, с 1993 года занимавший пост председателя Верховного Совета. Он победил в первом же туре с 55 процентами голосов. Его соперниками на первых президентских выборах были — Петр Гатикоев, Владислав Габараев, Юрий Гаглойты, Герасим Хугаев и Валерий Арсоев.

Следует учесть, что переходу на президентскую форму правления предшествовал жесткий политический кризис, едва не переросший в масштабные столкновения политических противников. На этом фоне победу в первом же туре можно считать серьезной удачей Чибирова.
27 ноября 1996 года в органном зале Дома правительства в Цхинвале состоялась первая в истории РЮО церемония вступления в должность избранного президента.

Выборы — 2001

Вторые президентские выборы состоялись через пять лет — в 2001 году. Первый тур состоялся 18 ноября. Выборы и на этот раз проходили в весьма сложной внутриполитической обстановке, во многом обусловленной перманентным социально-экономическим кризисом и многочисленными конфликтами власти с различными оппозиционными силами.

Первоначально на рассмотрение ЦИК были представлены документы инициативных групп девяти кандидатов: действующего президента Людвига Чибирова, Эдуарда Кокойты, Герасима (Резо) Хугаева, Станислава Кочиева, Алана Парастаева, Георгия Гагиева, Всеволода Джиоева, Ахсара Кочиева, Феликса Санакоева. Однако, по решению ЦИК, от участия в выборах были отстранены Герасим Хугаев, Всеволод Джиоев и Феликс Санакоев. Позже свою кандидатуру снял и кандидат в президенты Ахсар Кочиев. Первоначально главным кандидатом от объединенной оппозиции должен был стать опытный политик и аппаратчик Герасим Хугаев, после его снятия с предвыборной дистанции ставка была сделана на молодого выдвиженца Эдуарда Кокойты, которого тогдашние власти не рассматривали как серьезного противника, как оказалось зря.

Тогда же, на вторых президентских выборах в первый раз был опробован ценз оседлости, получивший статус самой скандальной нормы в избирательном законодательстве Южной Осетии. Согласно вновь введенной норме, кандидаты должны были проживать на территории республики десять лет. При этом без каких-либо уточнений априори предполагалось, что речь идет о последних десяти годах, предшествовавших выборам. Первое же применение ценза вызвало серьезный резонанс, поскольку именно с его помощью часть кандидатов, включая Герасима Хугаева, не были допущены к выборам.

Тем не менее оппозиционная коалиция, используя высокие протестные настроения среди населения, смогла добиться успеха. Достаточно неожиданно для многих Эдуард Кокойты вместе со Станиславом Кочиевым вышел во второй тур, получив 45% голосов. Людвиг Чибиров получил голоса лишь 20 с небольшим процентов избирателей.

Попытка сторонников действующего президента сорвать второй тур, оказав давление на Станислава Кочиева с тем, чтобы он снял свою кандидатуру, не увенчалась успехом, поэтому во втором туре президентских выборов, состоявшемся 6 декабря 2001 года, победу одержал Эдуард Кокойты, набрав 53% голосов избирателей. 18 декабря прошла церемония его первой инаугурации.

Помимо ценза оседлости еще одним новшеством, которое действительно оказалось югоосетинским избирательным ноу-хау, доказавшим свою эффективность, стали подписи представителей от каждого кандидата на обратной стороне бюллетеня, что позволяло с достаточно высокой степенью надежности избежать массового вброса бюллетеней.

Выборы — 2006

Третьи президентские выборы, которые состоялись 12 ноября 2006 года, в отличие от первых двух кампаний, были максимально предсказуемыми и проходили в стабильной внутриполитической обстановке, чего нельзя было сказать о внешнеполитической составляющей. Пользовавшийся на тот момент высоким рейтингом действующий президент Эдуард Кокойты гарантированно победил, получив 98,1% голосов избирателей.

Другими кандидатами в президенты были — Олег Габодзе, Инал Пухаев и нынешний глава республики Леонид Тибилов. Еще одной особенностью президентских выборов 2006 года было их совмещение с референдумом о независимости. В поддержку вынесенного на референдум вопроса "Согласны ли вы с тем, чтобы Республика Южная Осетия сохранила свой нынешний статус независимого государства и была признана международным сообществом" проголосовало 99,88% избирателей, "против" проголосовало только 60 граждан, или 0,12% голосов.

Международная обстановка вокруг Южной Осетии накануне косовского прецедента и на фоне активных попыток Грузии взять реванш за поражения в 1989-92-х и 2004-х годах, способствовала привлечению внимания политических кругов других стран к референдуму и выборам в Южной Осетии.

Несмотря на протесты и заявления представителей западных стран и международных организаций, в том числе США, Совета Европы, НАТО, осуществлять независимый мониторинг за ходом референдума и выборов президента в Республику Южная Осетия приехало 180 наблюдателей из разных регионов мира. В их числе наблюдатели из Германии, Польши, Украины, Венесуэлы, Иордании, Латвии, Австрии, Испании, Албании, Косово, Российской Федерации и, конечно же, Абхазии, Приднестровья, Нагорного Карабаха. Солидная делегация приехала и из Северной Осетии-Алании, а также других субъектов РФ. Среди наблюдателей были парламентарии, политики, эксперты из перечисленных стран. Многочисленной была и украинская группа наблюдателей, большая часть которых представляла региональные законодательные органы Украины. В частности среди них были депутаты Луганского, Донецкого, Харьковского, Запорожского областного советов, а также лидер Прогрессивно-социалистической партии Украины Наталья Витренко.

Представители Венесуэлы тогда впервые побывали в Южной Осетии, сходу заявив о готовности Каракаса в лице ныне покойного команданте Уго Чавеса поддержать независимость республики. Попытки грузинских властей нивелировать значимость состоявшегося плебисцита путем проведения альтернативных выборов и создания марионеточного режима на оккупированных территориях Южной Осетии серьезного успеха не имели.

Выборы — 2011

Состоявшиеся спустя пять лет очередные, четвертые президентские выборы, проходили в обстановке кардинально отличающейся от 2006 года. Внешнеполитическая безопасность и полное спокойствие на границах благодаря признанию со стороны России и предоставлению гарантий безопасности с ее стороны, соседствовали с ожесточенными внутриполитическими баталиями. В результате президентские выборы 2011 года, также прошедшие в ноябре месяце, оказались даже скандальнее, чем кампания 2001 года, особенно с учетом повышенного внимания со стороны российских и иностранных СМИ.

Неудачи в процессе восстановления, громкие коррупционные скандалы, отсутствие диалога с оппозицией стали основной причиной формирования массовых протестных настроений и привели к радикализации всего политического поля, включая взаимоотношения участников избирательной кампании, их риторику и действия. От предыдущих избирательных кампаний выборы 2011 года также отличались самым большим числом кандидатов, запутавших избирателей своей многочисленностью и однообразием куцых предвыборных программ.

Развязка внутриполитической драмы наступила после второго тура, когда Верховный суд отменил итоги выборов, а парламент 5-го созыва 29 ноября 2011 года на экстренном заседании определил дату повторных выборов президента республики — 25 марта 2012 года.

Выборы — 2012

Избирательный марафон 2012-го в свою очередь не обошелся без новшеств, был введен лингвистический экзамен, тоже оказавшийся достаточно спорным нововведением, с помощью которого было отсеяно много претендентов на президентский пост, вроде бы не менее образованных, чем те, кому удалось пройти через это сито.

В этот раз за пост президента боролись всего 4 кандидата: лидер коммунистов Станислав Кочиев, посол Южной Осетии в России Дмитрий Медоев, бывший председатель КГБ и переговорщик Леонид Тибилов и уполномоченный по правам человека Давид Санакоев. Леонид Тибилов, одержав победу во втором туре, прошедшем 8 апреля, стал третьим президентом Южной Осетии. Церемония вступления в должность ныне действующего президента состоялась 19 апреля 2012 года.

Переход на весеннее "летоисчисление"

Как отмечалось в начале статьи, назначение повторных выборов повлекло за собой изменение выборного "летоисчисления", с поздней осени время "массовой явки" избирателей на участки для голосования переместилось на весну.

Правда, на какой именно месяц будут назначены выборы, вопрос до конца не ясный. Здесь кроется очередная так называемая "коллизия". Этим уже ставшим "хроническим" для Южной Осетии юридическим термином, так в республике уклончиво называют ситуации, когда лакуны в законодательстве создают спорные ситуации, либо когда правоприменительная практика вступает в противоречие с внутриполитическими нюансами.

Март или апрель

В случае с определением даты выборов все обстоит примерно так же. Правоприменительная практика вместе с законом "О выборах президента РЮО" диктует, что выборы должны пройти во второе воскресенье месяца, в котором они прошли ранее. В таком случае речь должна идти о 12 марта, поскольку привязка всегда делалась к дате проведения первого тура.

Но на этот счет есть и другие мнения, со ссылкой на российскую практику, по которой следующий президент вступает в должность в тот день, когда истекает срок полномочий его предшественника. Правда применить эту норму в точности в югоосетинской практике в ходе выборов 2017 года без внесения изменений в законодательство будет затруднительно.

Если за исходную брать месяц избрания или проведения инаугурации, то тогда выборы должны пройти 9 апреля. Однако в таком случае, с учетом вероятного второго тура церемония вступления в должность вновь избранного президента пройдет не 19 апреля, а в мае, поскольку второй тур назначается не позднее 15 дней со дня установления результатов общих выборов. Инаугурация в свою очередь назначается на десятый день после официального объявления ЦИК результатов выборов президента Республики Южная Осетия, при этом объявить эти результаты Центризбирком должен не позднее чем через 5 дней со дня выборов.

То есть в любом случае, при таком сценарии развития событий второй тур пройдет в 20-х числах апреля, а инаугурация — в первой декаде мая, что означает превышение 5-летнего срока на две недели. В случае сохранения же прежней правоприменительной практики имя нового главы государства станет известно примерно на месяц раньше.

Соответственно, если за точку отсчета будет взят март, то официальный старт предвыборной кампании тоже будет объявлен раньше, сразу после решения парламента РЮО об определении даты выборов, которое должно быть принято не ранее чем за 90 дней и не позднее 70 дней до дня голосования.

В зависимости от окончательного решения, избирательный марафон начнется либо уже в декабре, когда население, включая кандидатов, будет готовиться к Новому году, либо сразу после новогодних праздников в ситуации массового похмельного синдрома. Больше всего не позавидуешь в данной ситуации членам ЦИК.

В целом, разумеется, разница в промежуток времени чуть менее одного месяца не имеет принципиального или судьбоносного значения. Речь в данном случае идет о таком все же немаловажном нюансе, как сохранение устоявшейся практики применения "многострадального" конституционного закона "О выборах президента РЮО".

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Главные темы