17:19 23 Марта 2017
Прямой эфир
Таму Берозти

Участник "Къона": огромное удовольствие исполнять осетинскую музыку

© Sputnik / Аида Гагиеав
Южная Осетия
Получить короткую ссылку
37180

В гостях у Sputnik побывал участник ансамбля осетинского аутентичного песнопения и старинных музыкальных инструментов "Къона" Таму Берозты, который сыграл на хъисын-фандыре и рассказал о самых интересных осетинских инструментах.

ЦХИНВАЛ, 17 ноя — Sputnik. Ансамбль "Къона", пожалуй, единственный в Осетии, которому удается воссоздавать осетинскую музыку в том виде, в котором ее исполняли прославленные предки современных осетин сотни лет назад. Во многом это получается благодаря игре на старинных инструментах, которые воссоздал резчик по дереву Сослан Моураов.

Ансамбль осетинского аутентичного песнопения и старинных музыкальных инструментов им. Сослана Моураова "Къона" — именно так звучит официальное название группы, один из участников которой Таймураз Берозты в четверг побывал в гостях у Sputnik Южная Осетия.

По его словам, он не помнит, когда появился ансамбль "Къона", но рассказывает, что все началось во Владикавказе с мастерской Сослана Моураова, с которым его и его друзей свел случай.

"Познакомились мы с ним случайно. Я тогда был студентом училища искусств, и как-то мы гуляли по проспекту с уже известным певцом Русланом Кабалоти, который привел меня в мастерскую и познакомил с Сосланом. На тот момент у него из осетинских инструментов был готов только дала-фандыр, полусделанный, полусырой хъисын фандыр и заготовки уасан", — вспоминает Таймураз.

В тот день Таймураз с Сосланом долго разговаривали не только об инструментах, но и о культуре, об истории осетин. Таймураз стал приходить в мастерскую практически каждый день после учебы. Там долгими вечерами за чашкой чая они проводили много часов за разговорами. Постепенно в мастерскую стали приходить и друзья Таймураза.

Он говорит, что об ансамбле тогда не было и речи, молодым людям просто было интересно в обществе Сослана, который на их глазах воссоздавал старинные осетинские инструменты. Таймураз говорит, что был одним из первых, кто стал извлекать из этих инструментов звуки.

"К сожалению, в 2014 году он ушел из жизни. Сослан был обычным сельским человеком, который поработал в милиции в советское время, многое повидал. Он любил Осетию, был за многообразие осетин, а не за единство чего-то одного", — вспоминает Таймураз.

Сегодня в этой мастерской работает Заур Демеев, которому Сослан постарался передать все свои знания. По словам Таймураза, есть еще несколько мастеров, которые занимаются этим же делом — Тимур Елаев, Андрей Азаматов в Москве.

Сам Таймураз никогда не пробовал работать над воссозданием инструментов, говорит, что ему интереснее играть.

"Я много раз видел, как Сослан травмировал себя инструментом, а для музыканта это очень опасно, поэтому я даже не берусь", — говорит музыкант.

По его словам, некоторых инструментов ансамблю еще не хватает, например, пока не удалось восстановить удывз и два ударных инструмента — гуымсæг и дала.

Он говорит, что на древних осетинских инструментах не всегда можно сыграть все, что угодно, а на современных, наоборот, можно сыграть любую осетинскую музыку.

Но сами участники "Къона" не особо экспериментируют, поскольку интереснее играть "свое, родное, мы получаем огромное удовольствие от исполнения осетинской музыки".

"Осетинская музыка отображает суть осетинского народа. В ней история, плач, смех, юмор мировоззрение. Это все отражено в песнях. К сожалению, многие мелодии забыты, а тексты остались. Героическая песня — это настоящий мужской плач и восхваление. Эту музыку надо возрождать, все жанры.

При этом они не должны заменить современное, у человека должен быть выбор. Но каждый осетин должен знать, что у нас есть такое количество инструментов и такие песни. Иногда их слушать. И это не будет мешать ему интересоваться какой-то другой музыкой", — считает Таймураз, который до того, как появился "Къона", играл в рок-группе.

Гадзанов
© Sputnik / Алексей Ковалев

В радиостудии Sputnik Таймураз сыграл на уадындз  (открытая продольная флейта без свистка) и хъисын-фандыре. По его словам, это самый интересный из осетинских инструментов, осетинская скрипка, которая держится не как классическая, а ставится на колени.

"Есть предание, что когда в горах лавина сходила и сельчане выходили искать оказавшихся под ней людей, то впереди всех шел сказитель, который играл на хъисын-фандыре. Там, где звук инструмента менялся, и надо было искать попавшего под лавину человека. Говорят, музыка не обманывала и таким образом под завалами находили людей", — рассказал Таймураз.

Он уверен, что если осетины не хотят в будущем играть бледно и бедно, они должны эту музыку внедрять, она должна быть, "чтобы мы не были пасынками собственной культуры".




Главные темы

Орбита Sputnik